Покупка золота на серебро

Разумеется нет никакой необходимости предполагать непосредственную покупку золота на серебро и обратно. Получится тот же результат, если на вывозимое золото за границей будут куплены товары, ввезены в страну биметаллизма, проданы в ней за серебряную монету, а серебряная обменена на золотую. При каждой торговой сделке с заграницей новые и новые количества золота будут утекать за границу. Процесс не закончится до тех пор, пока все золото не уйдет за границу, и пока неполноценная, серебряная монета совершенно не вытеснит из обращения полноценную, золотую. Тогда данная страна фактически перейдет от биметаллизма к монометаллизму; только основной момент единицей будет для нее уже не золотая, а серебряная.

И покупательная сила этой монеты—совершенно таким же способом, как золото вытеснялось из обращения—будет приведена к соответствию с действительной стоимостью серебра. Это — если взять приведенные выше отношения — получит такой вид, как будто цены всех товаров быстро увеличились в 13/б Р&за Явлениями подобного рода полна история европейских монетных систем на исходе средних веков и особенно в XVI и XVII столетиях.

Городское население (а в России также и «ратные люди»), вынужденное покупать значительную долю необходимых средств существования, несло на себе наиболее тяжкие последствия беззастенчивой порчи монеты. Оно реагировало частыми бунтами, направленными против монетных дел мастеров.

Наибольшую известность в русской истории получил московский бунт 1662 года (при Алексее Михайловиче), направленный против «злоупотреблений» при чеканке медных рублей (эти знаки стоимости, подобно позднейшим бумажным деньгам, первоначально ходили «с серебряными заровно», а потом, с дальнейшими выпусками, стали стремительно падать в курсе и вытеснили серебряную монету из внутреннего обращения. Эти медные деньги экономически вообще не отличаются от бумажных знаков).

Бунты иногда заканчивались выдачей народу мелких фальсификаторов монеты, инициаторы же ее ухудшения, правительства, продолжали свое дело и только усиливали репрессии против своих конкурентов по части подделки монеты: против тех фальшивомонетчиков, которые, прельщенные возрастающей выгодностью операции не считались с монетной регалией и тайно, частным образом фабриковали ухудшенную монету. Отличие билонной монеты от такой ухудшенной монеты заключается в. том, что она не предназначена к замене основной монетной единицы и не вытесняет последнюю.

Она обслуживает свою специфическую область: тот отдел товарной торговли, где преобладают сделки на мелкие суммы, да и в этом отделе лишь ту часть торговых операций, в которой для окончательного расчета требуются столь мелкие подразделения основной монетной единицы, что чеканка золотой монеты соответствующей величины была бы практически невозможна. Только в этих узких границах и функционируют билонные монеты как своего рода жетоны, счетные деньги.

Цена билонной монеты определяется не ее собственной стоимостью, а тем обстоятельством, что она—представительница известной доли основной монетной единицы. Так, в 25 копейках медью меди много меньше, чем на 25 коп. золотом, и, однако, эти 25 копеек функционируют в своей сфере как /20 часть пятирублевого золотого.