X. ПОВЕДЕНИЕ

— Мэтр, я по профессии предприниматель. Иногда по ночам меня преследует один и тот же вопрос: не чудовище ли я?
Выплывает бритая голова тибетского ламы, прямая фигура в шафрановой тунике. Слегка насмешливая улыбка озаряет его лицо:
— Чудовище?
— Да, мне кажется, я нахожу в себе странности, которые меня тревожат.
— Например...
— Будто я мегаломан, потому что принимаю решения от имени сообщества индивидуумов, большинство из которых мне даже незнакомо. Кроме того, у меня чересчур большие претензии, тогда как я знаю, до какой степени я ничего не знаю. Я также лицемер, имея в виду, что вынужден скрывать, хранить секреты, часто лгать насчет своих намерений.
— Это все?
— Увы, нет. Разве я не являюсь садистом, заставляя других делать то, чего не хочется делать мне самому и без чего другие вполне бы обошлись? И в то же время я мазохист, потому что сам налагаю на себя формальные или глупые обязанности, в результате чего у меня создается впечатление, будто я прохожу мимо настоящих жизненных ценностей. И все это во имя одной главной вульгарно-материалистической цели — сделать деньги, увеличить прибыль. До каких пределов?
— Когда у вас возникли эти разрушительные мысли?
— Тогда, когда я размышлял над тем, что сказал однажды создатель «Аппль» Стив Джобс Джону Скалли. Последний был вторым лицом очень большого и очень солидного предприятия «Пепси-Кола». Джобс пытался убедить его стать при нем генеральным директором «Аппль». В качестве последнего аргумента он бросил ему: «Оставайтесь же там, где вы находитесь, и продолжайте продавать сладкую воду!» Вслед за этим Юбю уступил место Шекспиру. Скалли стал генеральным директором «Аппль», а спустя два года сместил своего хозяина Стива Джобса с помощью административного совета. Разве все это не абсурдно?
— Конечно, но вы хотите жить, а между тем вы приближаетесь к смерти. Вы ласкаете животных, но вы их едите. Вы любите, потом расходитесь. Вы считаете себя то гением, то глупцом. Где же во всем этом логика? И тем не менее вы правы...
— В чем?
— Если вы как предприниматель не чувствуете уверенности в себе, подавайте в отставку!
— Но я об этом думаю только по ночам, да и то не всегда. Днем все нормально. К тому же я не уверен, что мне понравится другая профессия...
Не всем предпринимателям случалось вести такой диалог, но очень немногим не приходили в голову подобные мысли. Таких следует остерегаться, как всякого, кто всегда уверен в своей правоте.
Однако сомнение не идет предпринимателям. Будучи обязанными утверждать доверие и рассудительность, они заинтересованы в том, чтобы иметь их достаточно у самих себя. В трудных случаях руководитель должен находить выход из положения; если он проявит растерянность, последняя повлечет за собой пагубные последствия для всего предприятия.
В случае выбора этой профессии, которая не более правомерна, не более абсурдна, чем другие, важно в первую очередь знать рецепты, собирать примеры и составлять перечень ловких приемов.
Такой инструментарий, конечно, не бесполезен, но он не может, как щит, перекрыть доступ сомнениям. Зато предпринимателю весьма необходимо сохранить убеждение в важности своей роли для общества и в том, что он с нею достойно справляется. Если такое убеждение его покидает, ему следует отказаться от своей профессии. Таким образом, стремясь утвердить в себе и поддерживать внутреннее позитивное отношение к данной роли, он получит надежные шансы почувствовать себя в этой роли вполне уверенно.
Возвратимся же к вопросу: каковы особенности роли руководителя предприятия? Многие другие руководители возглавляют крупные организации: генералы, ректоры, премьер-министры, руководители клиник, епископы. Как и он, они, находясь во главе некоей социальной группы, должны ею руководить, наставлять ее и нередко подвергать давлению. Но у всех у них есть нечто общее, чего ПДЖ частного предприятия не имеет,— предприниматель. Над ними находится лицо, которое дало им работу и которое может их ее лишить. Такова ситуация, в которой находятся президенты филиалов, но только они.
Полноправным предпринимателям знаком, следовательно, этот статус «хозяина после Бога», который налагает на них не только ответственность за результаты деятельности предприятия, но и ответственность за определение своих собственных задач. Конечно, им приходится выступать с отчетами, но их роль включает функции одновременно и дирижера оркестра, и композитора. Эта уникальная, объединяющая, непостижимая и творческая черта профессии предпринимателя выражается сегодня в требовании, которое довлеет над каждым из них,— обеспечить ведущую роль (англ. leadership).
Leadership (bis)

Leadership (bis). Лидер—это господин Плюс: он успешно справляется со своими обязанностями, но главное — это признание его как патрона.
Слово не имеет точного перевода на французский язык, и американцы постарались уточнить это понятие. Одним из последних по времени является Джон П. Коттер — профессор Гарвардской школы бизнеса: по его мнению, после войны в течение тридцати лет предприятия действовали в сравнительно устойчивой среде, в которой можно было следовать известным принципам и правилам. Последние не утратили своей значимости, но их уже недостаточно. Чтобы противостоять новым неожиданностям, возникающим в деловом мире, нужны «лидеры, движимые воображением и способные вдохновлять людей». Толкование это остается туманным и чем-то напоминает Führerprinzip — немецкий вождизм!
Возьмем вариант Питера Дрюкера, который в течение сорока лет комментирует развитие международного менеджмента. Он считает, что лидер появляется, по существу, лишь тогда, когда кто-то за ним идет. Он должен, следовательно, вселять надежду в других. С его точки зрения, слово «leadership» соответствует оправданной современной моде, но и отражает весьма древние обычаи, Чтобы внушать доверие, лидер должен быть в гораздо большей мере последовательным и целеустремленным, чем ловким. Он призывает к тому, чтобы не гнаться за «идолопоклонством», ставшим модным в эпоху средств массовой информации. «Leadership — это обыденность и даже скука. В большей степени, чем роль идола, оно обязывает работать. Роль лидера заключается в том, чтобы определять задачи, устанавливать приоритеты и обеспечивать соблюдение правил».
В жизни слишком легко противопоставляют менеджеров, в чьей компетенции находятся планирование, составление бюджета, организационные вопросы и контроль, лидерам с присущей им будто бы «одухотворенностью». Любая категоричность чревата упрощенчеством. Чтобы предприятие нормально работало, нужно много лидеров. Любой ответственный работник должен хотя бы отчасти обладать качествами лидера. Таких, с наилучшими данными, можно, впрочем, найти среди участковых мастеров.
Во всяком случае, если лидерство имеется, к счастью, почти повсюду, хотя и в неодинаковых пропорциях, то на вершине пирамиды его присутствие просто обязательно. Чтобы лучше определить связь между лидерством и внутренним состоянием, сформулируем прежде всего шесть характерных качеств, установленных в результате анкетирования большого числа предпринимателей, консультантов и преподавателей школ бизнеса.
Три из них относятся к окружению:•
доверять сотрудникам;•
культивировать риск и оставлять право на ошибку;•
стимулировать возражения и не поощрять «поддакиваний».
Три других касаются собственного поведения: •
развивать наблюдательность, связывать настоящее с дальней перспективой;•
сохранять хладнокровие в критических ситуациях; •
прибегать к упрощению с целью выяснения главной цели.
Как видно, речь здесь не идет ни о знаниях, ни о технике. Единственной школой, в которой можно научиться вести себя в соответствии с этими принципами, является жизнь. Но это отнюдь не значит, что предприниматель не обязан быть экспертом в своей области. Он должен им быть, как минимум, в такой же степени, как и его конкуренты. А «плюс» (bis) сюда добавляется и вытекает из его собственного поведения. Психологической же основой такого поведения должно быть, очевидно, умение менять меру своего вмешательства в дела: снизу доверху, в мгновение ока и наоборот.
Во время войны в Тихом океане американский военно-морской флот разделил свой генеральный штаб на две части. Одна находилась на архипелаге Мидуэй, в самом центре операций, и руководила боевыми действиями. Другая, располагавшаяся на Гавайских островах, в тылу, занималась подведением итогов операций, исследовательской работой и подготовкой очередного этапа действий. Через каждые полгода обе части сменяли друг друга. Верховное командование полагало, что для проведения успешных операций необходимо было, чтобы каждый штаб был готов к немедленным действиям так же, как и к неожиданному отходу.
На современном этапе французской истории два человека продемонстрировали способность к длительной активной политической деятельности и к преодолению кризисных ситуаций: Шарль де Голль и Франсуа Миттеран. По сравнению с другими им лучше удалось чередовать пребывание у власти с периодами одиночества и раздумий, чаще всего сопровождавшимися писательской работой.
На своем более скромном уровне предприниматель тоже должен развивать в себе способность к двоякому поведению. У него нет возможности излагать свои мысли на бумаге, его некем заменить, как в случае с адмиралами. Поэтому он должен находить в себе самом необходимые качества.
Предприниматель — не мудрец. Иначе зачем бы ему иметь дело со всей этой каждодневной суетой, со всеми заботами о мелочах, руководящими обязанностями, даже с накоплением богатств? Он нашел бы в другом месте и иным способом настоящую правду бытия. Не может он тем более брать каждый день Аркольский мост с развевающимся знаменем в руках. Энергия ему необходима, но одной ее недостаточно.
Он также не может занимать промежуточное положение. Уравновешенное поведение, надежная устойчивость в состоянии обеспечить приятную жизнь, но отнюдь не руководство предприятием в его движении к намеченной и, разумеется, трудно достижимой цели. Предприниматель не может держаться в стороне, ибо от него ожидают, чтобы он и действовал и судил — не одновременно, а поочередно. Если кто-то по своему положению является и судьей, и ответчиком, то это предприниматель. И это действительно так. Но он не может быть и тем и другим одновременно. Роль лидера обязывает его к тому, чтобы сознательно культивировать в себе своего рода шизофрению.
Двумя полюсами жизни лидера, или предпринимателя, являются увлеченность и отрешенность. Скрытой пружиной его поведения служит умение сознательно переходить из одного состояния в другое.
Увлеченность

Увлеченность. Без увлеченности стать предпринимателем невозможно. Она стимулирует любознательность, которая толкает к тому, чтобы уметь разбираться в людях, интересоваться делами соратников и конкурентов, изучать чужие идеи и товары, контактировать с новыми людьми, способными, быть может, привнести новаторскую искру, путешествовать для того, чтобы знакомиться с новыми рынками.
Как можно, не будучи увлеченным, уметь концентрировать внимание на таких далеко не универсальных проблемах, как систематический взгляд на приборную доску или поиски перекупщика в Дании?
Именно увлеченность позволяет проникнуться уверенностью в том, что на собрании представителей Юго-Запада нужно повторить ту же самую речь, что уже произносилась перед их коллегами в пяти других районах. Это та же увлеченность, которая позволяет до полуночи самозабвенно обсуждать создание системы заинтересованности или некий производственный контракт. Увлеченность, которая порождает необходимую настойчивость, для того чтобы на протяжении месяцев вести переговоры с их неизбежными осложнениями насчет партнерского соглашения, которое затем станет предметом гордости.
Есть основания сокрушаться по поводу того, что увлеченность ведет к отрыву от действительности. Между тем мы только что отметили, насколько важно от нее не отрываться, особенно в момент принятия решения. Правда, в процессе работы известные отклонения от этого правила могут оказаться весьма полезными.
Разве плохо, например, питать пристрастие к своему пред приятию, к своей команде, ко всем тем символам, которые помогают добиваться сплоченности коллектива? Насколько устаревшим выглядит ныне представление о конкуренте как о враге, даже как о мерзавце (бывает и такое), настолько верно считать его противником в спортивном смысле этого слова. Здесь должна сыграть свою роль увлеченность. И чтобы своевременно разрушить происки или планы этого противника, капля «паранойи» держит команду настороже.
Возможное отключение от реальности позволяет предпринимателю сохранять оптимизм. Иначе как же ему заниматься людьми, убеждать их, вести за собой? Между тем, чтобы быть оптимистом, необходимо воспринимать действительность под благоприятным углом зрения. По традиции психологи проводят параллель между способностью видеть вещи в их истинном свете и умственным здоровьем человека; но не равносилен ли трезвый подход к действительности признанию правомерности умозаключения: «Жизнь тяжела, и в конце концов она кончается смертью»?
Современные исследователи склонны полагать, что люди, считающие себя счастливыми, имеют деформированное зрение, но в положительную сторону и лишь слегка меняющее реальную действительность. Мнение о себе у них, пожалуй, выше тех оценок, которые могли бы им дать объективные наблюдатели. Подобное преувеличение распространяется ими также на друзей и близких. На их взгляд, будущее принесет улучшения и прогресс, что, как известно, не является всеобщей точкой зрения. Они же способны трудиться более настойчиво и более продолжительное время, чем средний работник, имея лучшие шансы для достижения своих целей.
Иными словами, видеть себя в розовом свете, а внешний мир — таким, каков он есть,— это, по-видимому, оптимальная комбинация для руководителя, постоянно сталкивающегося с различными проблемами. Она вселяет в него необходимый оптимизм, без которого действовать невозможно.
Отключение

Отключение. Его можно называть дистанцированием, расслаблением или выжиданием, но отречением или безразличием его не назовешь. Оно уравновешивает увлеченность, которая побуждает к действию. Ибо в процессе предпринимательской деятельности должны быть и периоды покоя.
Отключение необходимо, для того чтобы не давать слишком поспешного ответа на полученное предложение, чтобы разобраться в том, какие проблемы целесообразно уточнить и обдумать даже тогда, когда другие проблемы требуют срочного решения. Отключение нужно также, чтобы на заседании уметь помолчать некоторое время, дабы дать возможность другим изложить свою аргументации.
Дистанцирование позволяет шире взглянуть на вещи, оценить в относительном свете то, что другим представляется кризисом, а на самом деле является лишь временным осложнением.
Отключение дает также возможность не превращать расхождение во мнениях в личную ссору, не раздувать ошибку и не подчеркивать неудачу тех, кто еще будет нужен.
Отключение дает возможность прекратить слишком дорогостоящую работу, хотя она и позволила сплотить выполнявших ее сотрудников, своевременно произвести продажу, пойти на увольнение, если оно диктуется необходимостью. В случае неудачи оно служит необходимым бальзамом для быстрого залечивания раны.
Секрет такого дистанцирования, весьма важного для нормальной работы, заключается в том, чтобы не принимать слишком всерьез то, чему отдается ваше лучшее время. Как и юмор, такая позиция зиждется на парадоксальном метафизическом соображении: к чему мобилизовываться самому и будоражить других во имя выигрыша двух пунктов на рынке керамических изоляторов, если все равно мы скоро умрем?
Думать так все время — значит впасть в депрессию, требующую лечения. Никогда так не думать — значит всю свою жизнь оставаться подростком. Это имеет, свои преимущества, но не для профессии предпринимателя. Чем больше успех, тем больше разрастается предприятие, тем больше появляется наемных работников и тем более велико искушение принимать себя всерьез. Между тем управлять ли 10 или 10 тыс. подчиненных, «стоить» миллион или миллиард франков — какая тут разница на фоне размеров нашей Галактики или той тревоги, которую вызывает у нас малейшее несчастье с одним из наших детей.
Если рассматривать нашу повседневную работу под этим углом зрения, то она представляется весьма незначительной. Но если вы согласились отвечать за нее, то нужно доводить ее до конца. Я лично свыкаюсь с этим неизбежным парадоксом благодаря тому, что воспринимаю дела как игру для взрослых. Поэтому в любое время я могу довольно легко взглянуть на вещи как бы со стороны и под относительным углом зрения.
Но игра не терпит никаких «приблизительно». Можно ли найти более серьезное выражение лица, чем у игрока в покер или у шахматного мастера, или у чемпиона по теннису? Целеустремленность, скрупулезное соблюдение правил — вот то, что необходимо для успеха в переговорах, при разработке программы действий, в момент принятия рискованного решения. Хороший игрок имеет дело с правилами игры, противником и непредвиденными обстоятельствами. Он не может позволить себе шутить с тем, что ему нужно для выигрыша. Иначе он проиграет. Если бы на предприятии все трудились с таким же рвением, как профессиональные игроки, каких бы мы могли добиться результатов! Слова и выражения из спортивного лексикона фигурируют, впрочем, часто в речи предпринимателя, что воспринимается как серьезный прогресс в сравнении с воинственными криками, которые были свойственны прежним поколениям.
Относиться к этой профессии как к игре — значит иметь надежную философию и добиваться рекордных результатов. Ибо соревнующиеся игроки, будь они на вершине горы или за шашечной доской, знают, как им одинаково важна своя собственная психология. Они, как и предприниматели, должны изучать и определять свое поведение.
Самоманипулирование

Самоманипулирование. В умиротворенном обществе война продолжается посредством слов. Когда происходит сокращение штатов, дирекция объясняет его необходимостью «привести их в норму», а профсоюзы обвиняют предпринимателя в создании «перегрузок» в работе персонала. Точно так же, чтобы добиться от работников предприятия дополнительных усилий, его руководитель постарается «заинтересовать» свое войско, а скептики будут наблюдать за тем, как он станет при этом «манипулировать».
Какое значение имеют слова, когда речь идет о деле! Ибо, как и Гарри Трумэн, я допускаю, что «лидер должен обладать способностью заставлять других делать нежелательную для них работу и добиваться того, чтобы они эту работу полюбили». Между стимуляцией и манипулированием должна быть та же разница, что и между стаканом наполовину пустым и стаканом наполовину полным! Если у меня сместился позвонок, я считаю, что манипулирование (при условии, что оно производится умело) является скорее желанным словом.
Равным образом для приобретения требуемых качеств необходима не только правильная оценка существующих и желаемых качеств, но и воздействие на самого себя в этом смысле, то есть манипулирование самим собой.
Мой отец говорил: «Легче брать у себя, чем у кого-то». Я признаю, что в тот день, когда появляется способность считать себя частью проблемы, над которой нужно работать, достигнут определенный прогресс.
Говоря конкретно, намеренный переход от увлеченности к отключению и наоборот не является обычной практикой. Бывает, кажется, даже затруднительно в водовороте событий основательно позабыть с наступлением ночи все встретившиеся неожиданности и перипетии, для того чтобы наконец уснуть. Тем более мы обладаем способностью самопроизвольно предаваться философствованиям, будучи заняты срочными делами.
Проще всего, учитывая, что мы не можем раздваиваться, дать себе время, чтобы изменить свое поведение. Если нам требуется один или десять дней, для того чтобы спокойно поразмыслить, встретившись с серьезной проблемой, отдадим себе в этом отчет и найдем это время, дабы обрести уверенность в том, что оба наших внутренних оппонента имеют возможность высказаться. Кое-кто может посчитать такую установку чересчур стеснительной. Однако если случается, что сами обстоятельства предоставляют нам такое время, то какую пользу мы в конце концов из этого извлекаем!
Процесс последовательного использования себя самого наподобие использования солирующего инструмента включает два этапа: самопознание и работу над собой. О себе мы знаем лишь часть того, что представляет какую-то ценность. Нам способен помочь взгляд со стороны, но по отношению к предпринимателю такой взгляд может оказаться неискренним в силу иерархических связей. Вот почему без трезвого и постоянного самоанализа как средства необходимого контроля не обойтись. Самоанализ имеет то преимущество, что при постоянной перегрузке руководителя он позволяет избежать каждодневных трехчасовых потерь на психотерапевта.
Прежде всего необходимо прояснить два момента: что вызывает у нас страх и что нам нравится. Судя по опыту, мы предчувствуем и то и другое, но желательно попробовать выразить это с достаточной ясностью, для чего требуется немного собранности и побольше честности.
Предприниматели, избегающие, например, прямых контактов с людьми, встречаются нередко. Они не способны сказать в лицо «нет»; они предпочитают увольнять чужими руками; они избегают журналистов. И все это, возможно, не мешает им быть прекрасными творцами и тонкими стратегами. Однако им бы стоило специально окружить себя такими сотрудниками, которые были бы способны нейтрализовать их робость или их беспокойство.
Другие боятся ошибиться в цифрах или не справиться с английским языком. В таком случае им тоже нужно обзавестись сотрудниками-заместителями, обладающими умением быть столь же скромными, сколь и необходимыми.
Хорошо знать источники своих положительных эмоций еще более важно, ибо тогда предприниматель будет действовать с максимальной энергией. Тот, кто занят текущими делами, постарается завести себе советника по стратегическим вопросам. Тот, кто предпочитает заботиться о своем будущем, постарается лишний раз убедиться в том, что у него действует безупречная система управленческого контроля, а генеральный директор занимает сегодня прочные позиции.
Эти очень личные качества предпринимателя оказывают бесспорное влияние на развитие предприятия, особенно в том случае, если он занимает свой пост в течение многих лет. Амбруаз Ру относится скорее к домоседам; не с этим ли связано то обстоятельство, что ВЭК долгое время действовал только в пределах страны? А вот Антуан Рибу и Карло де Бенедетти, наоборот, по всякому поводу бросаются в свой самолет, что, по-видимому, помогло их собственным группам разрастись до европейских масштабов. Франсис Буиг не знает ни слова по-английски; не по этой ли причине он вышел на международную арену с таким большим опозданием, только тогда, когда подыскал себе такого человека, как Оливье Пупар, у которого было желание заняться этим делом?
Предпринимателей, отличающихся уравновешенностью, не существует. Чтобы добиться успеха на пути к командному креслу, требуется гипертрофированное развитие одних способностей за счет других. Например, совершенство в финансовой или технической области в ущерб развитию общечеловеческих навыков. Или, особенно во Франции у тех, кто сформировался на государственной службе, чувство государства или политическое чувство преобладает над вкусом к барышам.
Многие с возрастом перестраиваются и исправляются, как, например, Жильбер Тригано, который чуть было не провалился из-за бухгалтерской неподготовленности и стал потом виртуозом в мире цифр.
Работа над собой идет даже помимо своей воли. Немало есть таких, кто из желания вести себя по-хозяйски испытывает потребность рядиться на хозяйский манер, с пристрастием относясь к своему званию («президент») и даже к процедуре открывания своим шофером дверцы автомобиля на глазах у раболепствующего персонала. Если это идет на пользу его стратегическим способностям, то что в этом плохого? Каждодневная работа учит нас играть собой, как на пианино.
Если мне случается испытывать трудности перед новой проблемой, меня не охватывает страх. Я не раз приходил к выводу, что причина здесь в незнании, а не в неспособности. Поэтому я начинаю запасаться информацией путем чтения материалов, контактов, командировок, бесед — вплоть до того, что в один прекрасный день для меня становится очевидной правильность моих рассуждений, необходимых для принятия решения. Напрасно кое-кто, будучи предпринимателем, считает себя порой обязанным давать компетентные ответы, не сходя с места. Научиться говорить «я не знаю», не чувствуя себя при этом ущемленным,— это часть профессии.
Так же как можно проникнуться какой-то проблемой, нужно разработать для себя собственный метод отключения от нее, с тем чтобы более свободно судить о ней. Мало надавить на кнопку психики под названием «отключение», чтобы изменить ход мыслей или настроение. Чтобы отключиться психологически, некоторые лица нуждаются в физическом отключении.
Моряки типа Боллоре утверждают, что корабль обладает всесильной способностью проветривать мозги. Что касается длительных прогулок в ландах, предшествующих принятию стратегических решений, то они относятся к области фольклора в тесном мире ПДЖ: «Что еще преподнесет нам понедельник после уик-энда?»
Однако не существует мелочей, если они помогают родиться крупным идеям.
Здоровье

Здоровье. Если взглянуть на статистические данные страховых компаний, можно заметить, что предприниматели чувствуют себя лучше, чем в среднем все другие представители населения. Это объясняется в первую очередь тем, что их лучше лечат, лучше за ними ухаживают и лучше, по-видимому, информируют о современных методах сохранения здоровья.
Действительно, крупный предприниматель — это не плейбой, даже если ныне он следит за своей внешностью и изо всех сил старается не иметь живота. В большинстве случаев он избегает обедов на стороне, ложится спать и встает рано, часто проделывает физические упражнения. Лагардер любому завтраку пред почитает кефир и сет на теннисной площадке.
Они не стремятся в первую очередь убежать от инфаркта, а хотят сохранить в полном порядке свой главный рабочий инструмент — мозг. Этому незаменимому суперкомпьютеру помогает все более замысловатая техника: экраны и телетайпы для информации, всевозможные телефоны для связи, наземные или воздушные средства передвижения для срочной доставки их в нужное место. Но к чему вся эта техника, если наиболее чувствительный приемо-передаточный аппарат начинает давать сбои из-за усталости, бессонницы или попросту из-за потери собранности.
Сверх того, предпринимателям бывает за сорок, а с этого возраста каждое отклонение от нормы отражается на организме, понемногу начинают сдавать нервы.
Вытекающее отсюда желание насладиться жизнью и то обстоятельство, что для каждого из его собеседников он остается предпринимателем, заставляет его все время быть в наилучшей форме. Как бывает во взаимоотношениях между пациентами и их врачом, так и здесь каждый расценивает предстоящий с предпринимателем разговор как редкий и решающий. Если перед вами руководитель с отсутствующим взглядом, неспособный сосредоточиться и говорить членораздельно, вы чувствуете себя обманутым и уходите от него разочарованным.
Для предпринимателя обеспечить высокое качество работы означает необходимость постоянно демонстрировать своему окружению твердую целеустремленность. Присутствие духа, быстрая ответная реакция, способность хранить в памяти нить разговора — все это равносильно спортивным победам, если учесть число затрагиваемых в беседе вопросов и постоянные ее перерывы. Современный предприниматель действует, как спортсмен, и так же, как спортсмен, должен постоянно тренироваться.
К сказанному следует добавить одно обстоятельство, которое наряду со спортом, диетой и отдыхом объясняет хорошее состояние здоровья предпринимателя: его интересует то, чем он занимается, и ему нравится его дело.
Жизнь руководителя предприятия почти автоматически ассоциируется со словом «стресс». Оно и верно, что недели у него полны напряжения. Но стресс бывает опасен лишь тогда, когда переходит определенные границы. В ином случае он скорее полезен, стимулируя энергию и долголетие. Если что и губит прежде временно пенсионеров, так это скорее бездеятельность, чем микробы. А «благотворный стресс» имеет даже медицинское название «eustress».
Деятельность стимулирует организм и психику, что подтверждает теорию, согласно которой мы являемся существами, созданными для высоких достижений. Постоянная необходимость решать проблемы поднимает тонус при условии, что вы располагаете людскими и финансовыми ресурсами, а также необходимой властью.
Если у руководящих кадров больше болезненных неприятностей, чем у их хозяина, то это значит, что им чаще, чем ему, приходится сталкиваться с дилеммой «ответственности без власти», что вызывает немедленный негативный стресс. При наличии ответственности и власти рабочий день ПДЖ может, наоборот, приятно стимулировать выработку адреналина.
Однако профессия предпринимателя имеет еще более важное психологическое преимущество — сознание власти над своим окружением. Это, по-видимому, отвечает основополагающей потребности человеческой психики. Именно на этой основе было достигнуто снижение смертности в домах престарелых, когда старики получили больше автономии и возможности проявлять инициативу в организации своего времяпрепровождения. Выясняется, что чем больше человек ощущает способность контролировать свою жизнь, тем лучше он себя чувствует.
Но степень этой потребности варьируется от человека к человеку. Тот, кто относится к знаменитому «типу А» проактивного характера, неохотно уступает другим даже малейшую инициативу. А среди руководителей предприятий имеется немалый процент «типа А».
В результате задаешь себе вопрос, не связано ли хорошее самочувствие предпринимателей с тем, что они следят за собой больше, чем другие, и не занялись ли они этой профессией в силу своего темперамента, побуждающего их влиять на ход событий. Очевидно, что у них должно быть понемногу того и другого.
Форма (физическая, психическая, эмоциональная) предпринимателя и состояние его предприятия тесно связаны между собой. От него должны идти к сотрудникам импульсы уверенности, надежности, спокойствия и т. д. Малейшее отклонение, малейший промах моментально улавливаются окружающими, даже если по этому поводу не сказано ни слова.
Внутренняя настроенность, определяющая уравновешенность, и самодисциплина, позволяющая всегда быть в форме,— это не рисовка знаменитости. Это непременное условие трезвого и ответственного руководства, осуществляемого тем, кто в большей мере, чем машины и мебель, составляет актив предприятия.